Голоса молодых: новые академические вызовы.  Круглый стол «Что же такое «гендерные исследования» чего бы то ни было?»     3 раздел 

     Вот, собственно говоря, выделение социокультурного аспекта в биологическом поле и послужило тем толчком к введению нового термина, который в этом отношении вполне отвечает своей этимологии. Если исходить из истории внедрения этого слова в науки о человеке, то термин «гендер» в рамках биоэволюционного объяснения сексуальности является вполне нормальным, применимым и корректным обозначением некоторого аспекта сексуальности. Слово «пол» вполне может быть заменено словом «гендер», если мы, допустим, хотим указать на его социокультурное значение, то есть значение, которое пол и сексуальность приобретают в контексте взаимоотношений или общения между людьми. В этом смысле и структурно-функциональная теория половых ролей Парсонса и Бейлза вполне могла бы быть переинтерпретирована (с учетом того, что эта концепция сформировалась до проникновения термина «гендер» в социальные науки) как гендерная ролевая теория. Дальше эта идея развивается в психологической концепции андрогинии Сандры Бем, в которой, по большому счету, нет таких уж строгих запретов на использование термина «гендер» для обозначения некоторых половых характеристик, которые встречаются в контексте социального взаимодействия. 

И если это бы все так же дальше и двигалось в таком же направлении в историческом контексте, то, я думаю, вот те гендерные исследования, в отношении которых со стороны феминистски ориентированных исследователей возникает такое противодействие, они были бы и остались такими по своему содержанию. Проблема возникла тогда, когда введенный в психологический, прежде всего, оборот термин был наделен категориальным значением. Придание термину «гендер» категориальной функции произошло в рамках академического феминизма. 

И в этом течении слово «гендер» имеет совсем другую историю становления. Подчеркивание некоторых социальных аспектов сексуальности давало феминистскому движению некоторую методологическую возможность научного объяснения существующего неравноправия в отношениях между мужчинами и женщинами. 

И введенный Столлером термин начал в феминистской концепции функционировать совершенно автономно от той традиции, которая была заложена в биолого-эволюционном подходе. При соединении идеи отдельности или «вычлененности» социокультурных аспектов пола с принятым в академическом феминизме методологическим положением о социальном конструировании реальности, с этнометодологией Гарфинкеля и символическим интеракционизмом термин «гендер» стал приобретать категориальные характеристики, позволяющие нам объяснить не просто отдельные аспекты сексуальности, а описать всю социальную реальность как структурированную вокруг некоторого критерия, связанного с полом. 

Пол при этом понимается только как социально сконструированный, а не биологически детерминированный феномен. Возникает параллельное течение. 

Два течения в гендерных исследованиях в сегодняшнем виде фактически, как представляется, не имеют ничего общего между собой, кроме как слова, объединяющего их. Причем, слова, на которое они смотрят под совершенно разным углом зрения. Споры, которые ведутся о том, какое употребление понятия является истинным, или какое является первичным [для гендерных исследований], являются абсолютно пустыми. В каком отношении? Дело в том, что феминистская теория, положившая гендер в качестве [базовой социальной] категории, не является ни его изобретателем, ни тем единственным основанием, которое только и позволяет развивать эту категорию. 

Феминистская теория просто пользуется этим понятием наряду с другими научными школами и направлениями. 

Феминистское использование слова «гендер» является своего рода ответвлением в развитии понятия. Как известно из лингвистики, при одновременном существовании двух и более сфер употребления одного и того же слова, при одновременном существовании разных практик употребления, разных содержательных значений и функций одно и того же слова между ними неизбежно складывается некоторое взаимодействие, приводящее, как нередко полагают, к размыванию предметного поля. 

Но, в то же самое время, это же можно рассматривать и как развитие (а не только лишь размывание) смыслового значения, поскольку если открыть любой словарь, то мы увидим, что одно и то же слово может иметь до десятка значений, указывающих на то, в каком контексте оно может употребляться в том или ином значении. 

Соответственно, вывод, к которому я пришел в результате написания своей статьи, состоит в следующем (я и хотел бы его сейчас обсудить): нет, на мой взгляд, никаких проблем в плане определения истинности или неистинности гендерных исследований. Проблема заключается только в том, в какой методологии используется это понятие. Если в качестве методологического основания берется биолого-эволюционная концепция пола и сексуальности, в таком случае термин «гендер» является здесь вполне обоснованным (а исследование также является гендерным), но это должно быть прописано и отрефлексировано самим исследователем, что он пользуется (или она пользуется) этим термином в этой парадигме – биолого-эволюционной. Что здесь речь не идет о социальном конструировании, о властных отношениях, но о том, что у пола и сексуальности есть социальное измерение, социальное отражение и т.п. 

Или же это может быть феминистская концепция, то есть так называемая гендерная теория, которая должна в таком случае «прописываться» в разделе теоретико-методологического обоснования исследования именно как гендерная (феминистская) теория, опирающаяся на известные «три кита»: социальный конструктивизм, этнометодологию и символический интеракционизм, а также, соответственно, на учет властного измерения системы социальных отношений, что полностью отсутствует в биолого-эволюционной трактовке термина «гендер».

Продолжение => далее. Раздел 4.

 Голоса молодых: новые академические вызовы.  Круглый стол «Что же такое «гендерные исследования» чего бы то ни было?» Rud A.S. 2000-2015 , Mariupol-Toronto, ©

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .